Пятница, 23 октября 2020 Ogorod152  Написать письмо редактору
Пятница, 23 октября 2020  Написать письмо редактору
13:03, 18 сентября 2020

Ретроград


Советский фотограф отдал Москве всю жизнь. Как она выглядела 100 лет назад?

Проследить историю развития города нелегко. Чтобы зафиксировать его кардинальные изменения, могут помочь документальная съемка, архитектурные планы и фотографии. Главный архитектурный фотограф СССР, Наум Грановский, снимал Москву всю свою жизнь — с помощью его кадров можно провести ретроспективу развития столицы в период с 1920-х по 1980-е.

Спустя годы он возвращался на одни и те же точки, наблюдая за эволюцией Москвы. В 2020 году Грановскому бы исполнилось 110 лет. В связи с этим Центр фотографии им. братьев Люмьер вместе с фондом Still Art открыл юбилейную выставку фотографа. Посетить ее можно до 31 октября.

Специально для «Ленты.ру» куратор выставки Александра Анисимова и директор Музея архитектуры им. Щусева Елизавета Лихачева рассказали о самых уникальных и интересных работах Грановского, многим из которых уже почти 100 лет.

Страстная площадь. 1925

Творчество Грановского можно разделить на периоды, которые хронологически совпадают с десятилетиями XX века. Фотограф начинает со снимков еще купеческой Москвы, а заканчивает уже массовой застройкой 70-80-х годов.

Возведенный в 1654 году женский Страстной монастырь был назван в честь Страстной иконы Божией Матери. Он представлял собой пятиглавый храм с позолоченными железными крестами (на фото справа сверху), где и хранилась икона. Судьба обители всегда была тяжелой. В царские годы она горела, во время Отечественной войны 1812 года была разграблена солдатами Наполеона, а в советские годы здесь разместили музей Союза воинствующих безбожников.

В 1937 году монастырь снесли, а на его месте в 50-х годах построили кинотеатр «Россия» (в 90-е назывался «Пушкинский»). Он стал главной площадкой II Московского международного кинофестиваля — символа «оттепели». На место разрушенного входного ансамбля обители с другой стороны площади перенесли памятник Александру Пушкину.

Мясницкая улица. 1929

В начале своей карьеры Грановский успел застать совсем старую Москву, которой сейчас почти не осталось. «При просмотре этих фотографий создается впечатление, что Грановский снимает эталонные виды, с которыми будут сравниваться все последующие изображения. Сложно себе представить, что молодой корреспондент “Фотохроники ТАСС” всерьез об этом задумывался, но именно так получилось», — уверена Елизавета Лихачева.

Мясницкая, как можно догадаться из названия, — бывший центр мясной торговли в Москве. В 1918 году улицу переименовали в Первомайскую, но москвичи воспротивились, и в официальных документах ее продолжили писать по-старому. В 1935 году улице дали еще одно название — Кирова, поскольку по ней везли тело убитого революционера, чтобы захоронить его на Красной площади. Лишь в 1990 году Мясницкой вернули историческое название. В настоящее время она является излюбленным местом москвичей для развлечений.

Площадь Ногина и Китайгородская стена. Конец 1920-х

На снимке запечатлена площадь Ногина, в честь которой потом получит свое название станция метро. В 1990 году ее переименуют в «Китай-город». На заднем плане видна башня крепостной Китайгородской стены, которая на данный момент практически полностью утрачена.

Сейчас на бывшей площади стоит памятник Кириллу и Мефодию, за которым начинается Ильинский сквер. Один из трех уцелевших фрагментов стены можно увидеть в метро — он является частью подземного перехода станции «Китай-город».

Красная площадь. Регулировщик. 1934

Трудно представить, но еще полвека назад через Красную площадь проходило сквозное автомобильное движение, а регулировщики были неотъемлемой частью городского пейзажа. Движение запретили с 1963 года согласно планам транспортной реконструкции столицы.

Также по главной площади страны ходили и трамваи. Первую ветку проложили от Китай-города до Большого Москворецкого моста. У данного вида транспорта было много противников, особенно среди интеллигенции: считалось, что провода и столбы портят виды. В результате маршрут упразднили в 1930 году.

Охотный Ряд. Угол площади Свердлова. 1934

Слава Наума Грановского как «летописца московского» начинается в 1934 году, в период его работы фотографом издательства «ИЗОГИЗ». Одной из приоритетных задач на тот момент была съемка архитектуры «растущей и цветущей» страны.

«Так Грановский начинает последовательно снимать то, как меняется год за годом Москва. Он приходил на одни и те же улицы и площади десятилетия спустя, что сделало его работы невероятно захватывающими сегодня: их интересно разглядывать, подмечать детали и сравнивать между собой», — отмечает Лихачева.

На снимке изображена площадь Свердлова, которая теперь называется Театральная. По левую сторону от зрителя находится Большой театр (на кадре не видно). Большое здание на правой стороне дороги — гостиница «Метрополь». Она является образцом стабильности — с самого своего открытия в 1905 году отель, за исключением революционных лет, почти никогда не прекращал свою работу, превратившись в гостиницу мирового уровня.

Наземный вестибюль станции метро «Дворец Советов». 1935

В 7 часов утра 15 мая 1935 года свои двери открыли 13 станций первой очереди Московского метрополитена. Люди всю ночь стояли у павильонов, мечтая оказаться в числе первых пассажиров. Поэт Семен Кирсанов даже посвятил подземке стихотворение, назвав его литерой «М».

Зал станции метро «Дворец Советов» должен был стать подземным вестибюлем самого Дворца Советов. Его планировали возвести на месте взорванного храма Христа Спасителя. Высотку со статуей Ленина хотели построить для заседаний партийной верхушки и массовых демонстраций, однако проект реализовать не удалось. В настоящее время «Дворец Советов» — всего лишь станция метро «Кропоткинская».

Манежная площадь. Вид на гостиницу «Москва». 1930-е

К концу 30-х годов у Грановского формируется особый стиль, что хорошо видно на фотографии — это строго выверенная композиция, высокая точка съемки, перспектива уходящего вдаль проспекта и высокая линия горизонта.

«Манежка» — одна из самых больших и старых площадей Москвы. Сам Манеж не всегда был выставочным залом — изначально, еще в царские времена, он назывался экзерциргаузом и предназначался для строевой подготовки солдат.

В здании напротив впоследствии откроются отель Four Seasons и кинотеатр «Москва», а сама площадь в 1997 году «прорастет» торговым центром «Охотный ряд».

Октябрьская площадь. 1939

«Вид на Октябрьскую площадь (ныне Калужскую) акцентирует внимание на плавной линии трамвайных путей, круглой площади, низеньких домиках и доминирующем над ними статном храме. Перед нами город, который словно растекается внутри композиции кадра», — говорит Елизавета Лихачева.

Свое первоначальное название площадь получила благодаря воротам Земляного города, стоявшим на пути в Калугу. Здесь располагались ряды, где торговали овсом, дровами, хлебом и прочими товарами. По соседству стоял Калужский острог — он выполнял функции тюрьмы до строительства «Бутырки» в 1775 году.

Церковь Казанской иконы Божией Матери (слева вверху) взорвали в 1972 году. Тогда в город должен был приехать президент США Ричард Никсон, и советские власти убирали на его маршруте старинные постройки — якобы они портили вид. Сейчас на этом месте находятся здание МВД и малый Казанский храм, построенный в память о разрушенном, а в центре самой площади, где дома за трамваями, — памятник Ленину.

Пленные немцы на Садовом кольце. 1944

Наум Грановский вел хронику военной Москвы так же, как делал это и в мирное время. Он ходил по знакомым улицам и площадям, мужественно забирался на крыши главных зданий города, чтобы запечатлеть его панораму в период суровых военных лет.

«В годы войны еще не было аппаратуры с телеобъективами, позволяющими снимать поле боя издали. Другой возможности сделать снимок, кроме как самому находиться в эпицентре событий, не было. Грановский старался запечатлеть каждое мгновение, понимая, как это важно, не только в момент съемки, но и для будущего. Его фотографии военных лет сохраняют сегодня свою художественную ценность, оставаясь при этом важным историческим документом», — рассказывает Лихачева.

Операцию «Большой вальс» провели в июле 1944 года для поднятия боевого духа и демонстрации успехов в войне. Одну из колонн пленных немцев (на фото) численностью 15 тысяч человек провели от площади Маяковского до нынешней станции метро «Ленинский проспект». В конце ехали машины, которые поливали землю и таким образом очищали ее от «гитлеровской нечисти». После марша немцев отправили в места заключения.

Весенний базар на Пушкинской площади. 1940-е

Первая московская послевоенная ярмарка состоялась в 1947 году. Она ознаменовывала восстановление экономики и подъем промышленности, а также дарила людям приятные и яркие эмоции после тяжелых лет. Весенний базар стал символом возвращения города к нормальной жизни.

Кадр сделан с Тверской улицы. Там, где на снимке стоят арки-декорации, сейчас находится памятник Александру Пушкину. На заднем плане — конструктивистское здание газеты «Известия», являющееся объектом культурного наследия. Редакция переехала в новый офис только в 2011 году, проработав здесь почти столетие.

Здание Моссовета и фонтан на Советской площади. 1948

Грановский стремился представить образ идеального города, его монументальный имперский размах, соответствующий замыслу архитектора. «Он рассматривает архитектуру как зритель и фиксирует не столько ее саму, сколько взгляд на нее человека своего времени. Тема изменений в городе в этот период отходит на задний план, его скорее интересует, как живет город, кто в нем живет и как горожане воспринимают окружающий их мир», — говорит Лихачева.

Так выглядело в 40-годы здание мэрии Москвы, которая тогда называлась Московским городским советом. Объект является резиденцией столичных градоначальников с 1782 года, с тех пор, как его построили для графа Чернышева. Площадь, сейчас известная как Тверская, раньше называлась Советской из-за стоявшего здесь памятника «Советская Свобода» — по аналогии со статуей Свободы в США.

Площадь Дзержинского. 1948

«Грановский приходит на те же улицы и площади, изменившиеся практически до неузнаваемости, и с того же ракурса, что и в 20-е, снимает новую архитектуру, новые улицы и площади, выявляет новые перспективы, постепенно выстраивая новое восприятие», — рассказывает Елизавета Лихачева.

Площадь, изображенная на фотографии, в настоящее время называется Лубянской. Раньше она была известна как Дзержинская — по фамилии главы ВЧК (революционный аналог ФСБ) Феликса Дзержинского. Ведомство располагалось как раз в одном из зданий на площади, современные спецслужбы продолжили эту традицию. В здании с арками по центру кадра можно узнать будущие очертания гостиничного комплекса «Никольская».

Дзержинского решили увековечить не только назвав его именем площадь, но и установив «Железного Феликса» прямо в ее центре. Памятник стоял с 1958 по 1991 год, пока его не демонтировали и не поместили в парк искусств «Музеон». До этого москвичи сами залезали на ненавистную им статую и пытались сбросить ее. «Железный Феликс» был символом старой власти, которая не уважала свобод и прав граждан, сгоняла невинных в лагеря и устраивала геноцид.

Бульвар на Неглинной улице. 1950-е

В 50-е годы Москва продолжает развиваться по довоенным планам, но настроение на снимках Грановского неуловимо изменилось. «Притом что до изменения подходов к архитектуре дело еще не дошло — она продолжает нести в себе идеологию, большой стиль продолжает определять лицо города», — делится Лихачева.

Бульвар на Неглинной, запечатленный на фото, сохранился по сей день. Саму реку, которая и дала название улице, еще в начале XIX века пришлось спрятать в подземную трубу (отсюда — Трубная площадь). Неглинка сильно источала неприятные запахи — в реку сбрасывали канализационные стоки. После того как проблема была решена, улицу поверх течения начали застраивать домами.

Ленинский проспект. Большая Калужская застава. 1950-е

Сталинская архитектура проектировалась с учетом идеологии — она должна была демонстрировать превосходство социалистического государственного устройства. «В фотографиях Наума Грановского нет критики, но нет и идеологии. Сегодня они могли бы стать иллюстрациями к учебнику по урбанистике», — считает Лихачева.

Раньше на Калужской площади находилась застава при въезде в Москву из Калуги. Это отразилось и в архитектуре в советское время: такие жилые дома с башнями наверху символизировали парадные ворота при въезде в столицу. Строительство ансамбля на северной стороне площади начали в 40-х, но закончили из-за войны только в 1950 году. Дома в основном возводили заключенные. После того как здесь встречали Юрия Гагарина, площадь переименовали в честь первого космонавта.

Проспект Мира. Старое и новое. Конец 1950-х

В 60-е годы прошлого века было издано несколько серий открыток под названием «Москва старая и новая», где первые фотографии Грановского сравниваются с современными на тот момент снимками. «Разумеется, эти открытки стали бесценным источником для историков, давая возможность наглядно увидеть изменения, произошедшие в городе за 30 лет», — отметила Лихачева.

На снимке уже тогда прослеживались все тренды будущего московского благоустройства: широкие чистые улицы, ровное дорожное покрытие, озеленение. Между тротуаром и проезжей частью даже виден прототип велодорожки. Слышно и эхо реновации — огромные «сталинки» постепенно вытесняют бревенчатые дома.

Хорошёво-Мнёвники. 1960

В 60-х годах начинается массовая застройка двух населенных пунктов — села Хорошёво и деревни Мнёвники, которые потом исчезнут с карты столицы. Вместо них появятся большие кварталы со всей необходимой инфраструктурой, превратившиеся впоследствии в новый микрорайон.

Дома, как на фото, получат название хрущевок. Первые московские экспериментальные образцы возвели там, где сейчас расположен 9-й квартал Новых Черемушек. Такое малогабаритное, утилитарное, чаще всего пятиэтажное жилье откроет собой летопись типовых «панелек».

К Ленину. 1960

Очередь в мавзолей — понятие нарицательное. Место погребения вождя признано объектом культурного наследия ЮНЕСКО, однако не каждый памятник истории превращается в сакральный и даже религиозный объект.

В советские годы Ленин заменил Бога: река «паломников» в те годы, когда мавзолей был открыт, никогда не пересыхала. Ожесточенные споры о судьбе монумента ведутся по сей день. Так, художник Дэвид Датуна захотел выкупить тело вождя и перевезти его в новый мавзолей в США. Ради своей цели мужчина готов собрать более миллиарда долларов. По словам художника, Америка движется в сторону коммунизма, и ей просто необходим Ленин как символ перемен.

Ленинский проспект. Встреча первого космонавта Юрия Гагарина. 1961

12 апреля 1961 года с космодрома Байконур впервые был осуществлен запуск человека в космос. Через два дня вся Москва встречала героя — Юрия Гагарина. Сотни тысяч горожан и гостей столицы вышли на улицы. Они аплодировали, пели и кричали «Ура!»

«На этом панорамном снимке Науму Грановскому удалось запечатлеть движение праздничного кортежа машин с космонавтом по Ленинскому проспекту и передать торжественный дух того дня. Кадр был опубликован в июньском номере журнала “Советское фото” 1961 года», — рассказывает Лихачева.

Зима на Ленинских горах. 1960-е

«Фонтаны и скверы, набережные в центре города и преображающуюся столицу Грановский снимал в той же манере, которую выработал до войны. Строго выверенная точка съемки, открывающая панораму улиц, и безукоризненно композиционно выстроенный кадр, в котором всегда найдется место движению», — говорит Лихачева.

Район Ленинские горы всегда был излюбленным местом отдыха москвичей. Его развитие было связано с разрастающимся городком МГУ им. Ломоносова. Все началось в 50-е годы с возведения главного здания университета, затем был заложен Ботанический сад вуза, а потом начали возводить обсерваторию и другие объекты.

Кутузовский проспект. 1960-е

Грановский наряду с другими репортерами снимал строительство высоток, которые ударными темпами возводили пленные и заключенные. «При всей пафосности фотографии остаются документальным свидетельством меняющегося облика Москвы. По его снимкам можно проследить этапы послевоенной реконструкции города в течение 30 лет», — объясняет Лихачева.

В центре кадра видно здание гостиницы «Украина», которая открывает Кутузовский проспект — парадные «западные ворота» столицы. Слева от высотки заметна еще одна — это жилой дом на Кудринской площади (бывшая площадь Восстания). При его строительстве применили уникальные в то время решения: например, для жильцов сделали подземную парковку.

Высотное здание гостиницы «Ленинградская». Паровоз. 1968

Еще одна высотка — гостиница «Ленинградская» на Комсомольской площади (Площадь трех вокзалов). Такие здания были призваны стать архитектурными доминантами столицы, заменив собой церковные колокольни.

«Сталинские высотки были спроектированы после войны, когда США и западный мир в целом уже сделали решительный выбор в пользу модернистской архитектуры. СССР, считая модернизм проявлением деградации Запада, еще 10 лет после победы настаивал, что архитектура должна развивать лучшие достижения прошлого. Негласно в это наследие прошлого попали и американские небоскребы 1910-1930-х годов. Советские высотки отличались от них широким основанием, необходимым на неустойчивых московских почвах, а также наличием шпиля», — рассказывает Лихачева.

Каланчевский путепровод, на котором видно паровоз, получил свое название от каланчи — высокой башни царского путевого дворца, который стоял на площади в XVII веке. Теперь по путепроводу ездят поезда Московских центральных диаметров (МЦД).

Проспект Маркса. 1960-е

Проспект Маркса существовал в Москве с 1961 по 1990 год. Он состоял из нынешних Театрального проезда, Охотного Ряда и Моховой улицы и являлся главной магистралью столицы. Именно здесь, на месте пересечения с улицей Горького (Тверской), открыли первый подземный переход в Москве.

В 80-х годах проспект хотели продлить за счет включения Неглинной улицы, Цветного бульвара, улицы Советской Армии и Шереметьевской. Но в связи с изменениями в генплане города проект упразднили, а саму магистраль разделили на три улицы.

Калининский проспект. Иллюминация к 60-летию Октября. 1977

Проспект Калинина (ныне — Новый Арбат) стал наглядным воплощением новой волны в советской архитектуре 60-х годов. Это был самый радикальный вариант модернистского градостроительства, реализованный в Москве. Здания-«книжки» должны были стать домами гостиничного типа для молодых семей, но в итоге проект не реализовали.

По праздникам фасады использовались для огромной надписи «СССР», появляющейся по букве на каждом из зданий при помощи светящихся окон. Позднее улицу станут называть «вставной челюстью Москвы» — ее высотные и инородные здания, резко контрастирующие с исторической застройкой, не понравились жителям города.

Вид на Лужнецкий метромост с Воробьевской набережной. 1980

На момент открытия в 1959 году станция метро «Ленинские горы» (ныне «Воробьевы горы») была самой широкой и протяженной в Московском метрополитене. Длина ее зала вместе с подходными коридорами составляет 284 метра. На сегодняшний день станция является уникальным образцом архитектуры советского модернизма: мост над рекой совмещен в одной конструкции со станцией метро. Также «Воробьевы горы» — единственная станция метро в России, расположенная над водой.

Сам Лужнецкий мост в 80-х годах пришлось фактически начать строить заново. При его возведении допустили множество ошибок, например, была нарушена гидроизоляция поддерживающих тросов. В результате станцию затопило, а некоторые части конструкции просто стали рушиться. Всего на реконструкцию ушло четыре года.

Наум Грановский с фотоаппаратом. 1970-е

Наум Самойлович Грановский не был москвичом — он родился в 1910 году в украинском городе Александрия. В 1926 году начал работать фотокорреспондентом ТАСС, где и остался вплоть до своей смерти в 1984-м. В годы войны Грановский снимал быт войск противовоздушной обороны, будучи в то время корреспондентом армейской газеты «Тревога».

«Он стал одним из тех, чей взгляд по истечении времени оказался так необходим нам сейчас. Сегодня, смотря на его фотографии, мы получаем не просто уникальную возможность проследить историю развития советской архитектуры и Москвы, но мы можем попытаться сформулировать свое отношение к советскому периоду нашей истории, дошедшему до нас через призму его восприятия. Наум Грановский сохранил для нас Москву XX века и тем самым сделал нам бесценный подарок», — говорит Елизавета Лихачева.